НОВЫЙ РАССВЕТ ДРЕВНИХ ИСТИН

Статья

25. 08. 2008 ПЯТИЛЕТКА – ЗА ВЕРУ (продолжение)

За наш пятилетний срок мы построили около 40 жилых домов, две большие школы, торговый центр, двухэтажное здание клуба. Все строительные работы выполняли своими силами. Когда же наш срок истек, мы отправились к директору. Он стал просить нас остаться:
- Вам же здесь неплохо! Если вы мало зарабатываете, скажите, мы придумаем, как это исправить. Если не нравятся дома, постройте себе новые. Всё, что вы желаете, можете получить - только оставайтесь!

Однако мы сказали ему, что для нас большое значение имеет общение с единоверцами, поэтому мы хотим жить среди наших собратьев. Директор с этим согласился, добавив:
- Если когда-нибудь вам будет плохо, то знайте, что существует совхоз Джедели, в котором мы вас ждем! Мы с удовольствием примем вас и все будет по-старому.

Мы поблагодарили его за все, что он для нас сделал, за его доброе сердце и великодушие и попрощались. Стремление к свободе и христианскому общению было все же больше тех сокровищ, которые он нам обещал.
Когда стало известно, что мы уедем, многие жители поселка захотели получить наши дома и огороды. Похоже, они думали, что там все само собой устрояется и хорошо растет. Директор, который был ответствен за распределение жилья, спрашивал у людей:
- Вы что, думаете, что у адвентистов стены медом намазаны?
И всё же мне до сих пор непонятно, почему в том поселке никто не стал адвентистом и присоединиться к церкви. Свидетельство же люди получили – о том, что значит быть христианином и как можно держаться истины в реальных жизненных обстоятельствах.

Мы загрузили наши вещи и отправились в Ригу. Там мы прожили неполный месяц, так как не смогли прижиться. Из Латвии поехали в Узбекистан и поселились возле Ташкента, где была адвентистская община и большинство собратьев работало на строительстве в институте виноградарства и садоводства имени Шредера. Но через год вновь переехали – в Киргизию, город Кант. Там нас встретили дальнейшие испытания.

В 1980 г. мы вновь оказались перед судом, на этот раз из-за детей. Наши дети по субботним дням не посещали школы. Наш старший сын Андрей в начале первого полугодия ходил по субботам в школу, но потом принял собственное решение соблюдать день Господний - субботу.

Во время богослужений наши дети сидели всегда все вместе, впереди. И вот однажды сестра Лилия Нефельд читала из книги Елены Уайт о верности Богу во всех жизненных обстоятельствах, а мы внимательно слушали. Когда мы пришли после собрания домой, а это было в пятницу вечером, наш Андрей заявил: «Завтра я в школу не иду». Мы поинтересовались причиной такого решения и он коротко сказал: «Я хочу по субботам ходить на богослужения». Мы не стали спорить с ним, хотя точно знали, что за этим последует.

Вначале у нас были проблемы только со школой, но позже школа подключила рычаги власти. Получив первую повестку в суд, мы стали дома готовиться к тому, что будем говорить. Но когда мы предстали пред судом, разговор пошёл совершенно в другую сторону, и мы должны были признать, что Христос был прав, когда предупредил Своих учеников: «Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать...» (Матф. 10:19).

Нам задавали вопросы, и мы отвечали на них так, что привлекли внимание присутствовавших в зале к нашей проблеме. Когда люди стали расспрашивать нас, судья попытался прервать прения, но народ проявил огромный интерес к данной теме. Наконец нас вынудили покинуть зал суда с уведомлением, что каждый из нас должен заплатить по 30 руб. штрафа. Это была большая сумма, в то время люди получали по 70 руб. в месяц. Суд хотел, чтобы мы сами заплатили этот штраф, но я еще в зале заявил, что добровольно этого не сделаю.
- В таком случае, – сказал судья, – мы удержим эту сумму из вашей зарплаты.
- Хорошо, но сам я денег не принесу, потому что не считаю себя виновным. Мои дети - лучшие ученики в своих классах и выполняют все домашние задания!

Власти обратились к моему работодателю и штраф был удержан из моей зарплаты. Начальство обязали также доложить о том, как эта мера повлияла на мое исправление.

Через некоторое время все успокоились и я думал уже, что они обо мне забыли. Но нет, меня вызвала к себе наша директриса.
- Товарищ Винс, мы получили письмо из районного суда – о том, что вы занимаетесь каким-то баптизмом, - сказала она. - Я должна ответить на письмо, но не имею даже элементарного представления о том, что такое баптизм.

Эту директрису только что назначили и я попытался объяснить ей, кто я такой и что такое адвентизм. Но заметив, что данная тема для нее - темный лес, я предложил:
- Дайте мне это письмо, я сам напишу ответ. Вы посмотрите и, если мой ответ вам понравится, подпишете его и отправите.

Так и было сделано. Я написал, что со мной было «проведено собеседование» и «приняты меры». «Часть зарплаты удержана в пользу бюджета, но церковь свою он продолжает посещать, - писал я сам о себе. - Мы запретили ему говорить о Боге с коллегами по работе и считаем, что он не представляет опасности для нашей организации». Директриса прочитала это письмо, подписала его и отправила.

Но власти нас в покое не оставили. Через несколько недель перед нашими воротами остановилась легковая машина, полная пассажиров, среди которых было два милиционера.
- Вы, наверное, догадываетесь, почему мы к вам приехали, – сказала служащая городского суда. - Мы привезли вам повестку в суд.

Я пригласил их войти в дом, но они не захотели. Я стал упрашивать их войти, так как мне было интересно, что же они от меня в этот раз хотят, и они согласились. Мы пригласили их сесть и могли некоторое время беседовать. Нам задавали множество вопросов, и мы, как могли, отвечали на них. Женщина из горсуда осмотрела весь наш дом. Она увидела, что я занимался с сыном, посмотрела, какие книги стояли на полках детского книжного шкафа и как обставлены комнаты детей. Наконец голос её потеплел:
- Нам сказали, что вы живете отгорожено от мира, за высоким забором, который охраняется большими собаками, что ваши дети получают только духовные наставления и имеют право читать только духовную литературу, что вы запрещаете им все, кроме богослужений и молитв, что ваши дети не имеют игрушек... Приходите на суд, я буду там. Не бойтесь. Приходите и расскажите всё так же, как сегодня рассказали нам.

Я не мог тогда быть на судебном процессе, так как на работе у нас случилось ЧП. Моя жена Эрика была там одна. Женщина, посетившая нас, полностью встала на нашу сторону и не допустила, чтобы нас наказали.
- Я собственными глазами видела, как они живут и как обращаются друг с другом в семье, не пытайтесь мне чего-либо внушать! – заявила она обвинителям.

Немного позже нас посетили два работника горисполкома. Они хотели убедить нас, чтобы мы отправляли своих детей по субботам в школу. Мы сказали им, что насилия над детьми не практикуем, а учить их по-другому не можем, так как на основании Слова Божия суббота является днем Господним. Лицемерить же с детьми мы не хотим, дабы не потерять их доверия. И еще – закон разрешает родителям воспитывать своих детей так, как они считают нужным. Я достал газету с напечатанным законом. Увидев это, один из них сказал:
- Газету ты можешь спрятать. Это только бумага.
- Ты думаешь, ты один умный в церкви? – спросил второй. - Вас же там около двухсот человек. Дети вашего проповедника посещают школу по субботам!
- Да, я знаю об этом, но думаю, что в вопросах совести никто не может отвечать за меня, как и я не могу отвечать за других.

Тогда он почти вплотную приблизился ко мне и спросил:
- Ты Бога хоть раз видел?!
- Да, видел, и всё ещё вижу!
- Где? – удивился он.
- Я вижу вас, как и вы меня, и могу рассматривать и другие дела Его творения. И через это я вижу Его!
- Ну, хватит слушать твои проповеди! Ты невыносим! – были их прощальные слова.

Эти опыты только укрепили нашу веру. Мы передавали их нашим детям и собратьям. Это стоило нам многих сил и молитв, множества бессонных ночей. Но одного у нас никто не может отнять: глубокого внутреннего мира от сознания того, что воля Божия исполнена в нашей жизни, дети и внуки наши – с Богом. Он заботился о нас, сопровождал нас, подготавливал наше окружение, воспитывал нас и преображал, что Он и до сих про делает.
Когда мы уезжали в Германию, наши соседи пришли к нам ранним утром, чтобы попрощаться.
- У нас есть такое обыкновение - на дорогу помолиться, - сказал я им.
- Помолись, - согласились они.
Я молился о нас и о них также. Слезы стояли на глазах, сердца были тронуты. Мы надеемся, что семя Божьего Слова однажды взойдет и в них и они будут приобретены для Господа. СЛАВА БОГУ!


Герхард ВИНС
Записал Яков ФРИС

Категория: 3(13) 2008, Семейные реликвии
 
 
Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое.